Ame1000
amberDespair
Только Элия знает, где находится моя комната. Бэл и Астерия даже не догадываются, в какой из трёх величественных готических башен она расположена. Изначально мы договаривались, что каждому отводится по башне, но позже выяснилось, что нас несколько больше, чем трое. Да и замок вышел немаленький, куда удобнее базироваться в какой-то одной его части. В итоге каждый спит где хочет, постоянно меняя место своей ночёвки в зависимости от настроения и степени одоления ленью. Я всегда видела некий романтизм в том, чтобы засыпать на новом месте, но, чтобы сохранять его, стоит всё же большую часть времени проводить в своём уголке.
Признаться честно, мне никогда особо не нравилась архитектура замка, построенного Астерией. Он состоял из трёх башен, соединённых воздушными переходами, и не имел композиционного центра. Сами башни по форме напоминали бананы, узкие сверху и снизу, но слово надутые посередине. Когда мы только обговаривали идею его постройки с последующим запугиванием окрестных деревень, в моей голове рисовалась картина настоящего некромантского замка, нависающего над пропастью, ощетинившейся каменными копьями, с надгробиями, украшающими дорогу к главному входу, величественными тонкими башнями с коническими крышами, напоминающими иглы, и летучими мышами, стайками кружащими между ними. Впрочем, воздушные переходы меня всё ещё устраивали.
Небо уже начинало светлеть, когда Элия постучал в мою дверь и открыл её, не дожидаясь, пока я отвечу вслух. На нём была закрытая пижама и наброшенный сверху тонкий халат, который, я уверена, стоит больше всего наполнения моего обиталища, а волосы на удивление эстетично растрепались после подъёма по винтовой лестнице. Я всегда выбираю себе комнаты рядом с лестницей, потому как большинству сложно пройти по ней тихо, и я заранее могут узнать о чьём-либо приходе. Элия же, похоже, специально топал по ней как можно громче, возможно, чтобы уровнять наши способности к обнаружению, а может, чтобы я прекратила напевать себе под нос нечто на неведомом языке, попутно насилуя альбом для зарисовок. Было довольно скучно, и я обрадовалась, что он заглянул на огонёк. Мы уселись на полу и принялись болтать. Он говорил, как неинтересно ему говорить с людьми, а я думала в ответ, что с его даром любое одностороннее общение превращается в диалог. Хотя, общаться так было несколько странно, как будто один собеседник говорит вслух, а второй только пишет. Чувствовался дисбаланс, и я перешла на обычную речь. Мне нравился сам процесс обличения мыслей в слова. Элия подтвердил моё высказывание. Мы немного помолчали. Как бы мне хотелось найти парня с кудряшками, кудряшки великолепны. Мне тоже нравятся кудряшки, говорит Элия, и мы снова молчим. Кудряшки. Их так интересно рисовать, они полны жизненной энергии, своенравны, нестандартны и легки. Элия обязательно должен быть пошутить о своей нелёгкой судьбе, обязывающей его выпрямлять волосы каждое утро. Он, должно быть, забавно выглядит с кудряшками. Мы поговорили ещё недолго, но огромный огненный шар, чьи лучи с трудом сдерживали тяжёлые тёмно-синие шторы, уже оторвался от горизонта и медленно пополз вверх по небу. Элия незамедлительно исчез, сославшись на синяки, проявляющиеся под глазами от хронического недосыпа. Ну, разумеется. Всё-таки забавно, что больше никто не догадывается о местоположении моей комнаты.