Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Nenrei sa o nent ni oite chigai ga aru.

I'm not tired of writing. About how far reality and sulfur dream about how eating up our world and how we need a war, how afraid of dying and not doing anything worthwhile in his life, about how easy it is to run for a thin golden rays of faith, and how hard to shake off adhering black lumps of mud, how strong our concern for the accumulated hatred, as we capture the desire for revenge.

... и вместо лязга металла и предсмертных криков в моих ушах будет звучать музыка. Свежий ветер унесёт прочь тяжёлый запах крови, дождь смоет её алые разводы с тонкого лезвия рапиры, и сталь засверкает так, словно никогда ещё не видела сражений. А потом всё начнётся сначала: беспорядочный бег в темноту, слева, справа, за спиной отдающийся эхом глухой стук шагов, крики, угрозы, в ответ из горла рвётся лишь смех, и лёгкие грозят сейчас же взорваться, раскинувшаяся впереди неизвестность, утопающая в ночной тиши, порывы холодного ночного ветра и счастье, счастье, счастье, от того, что именно сейчас повезло, от того, что враги остались где-то позади, а их голоса давно растворились во мраке, от того, что, наконец, получилось сбежать от самой судьбы, нарушить ход истории, увидеть то, что не предназначалось. Фантазия теперь лежит под ногами мягкой росистой травой, словно завлекая всё дальше по еле различимой лесной тропке, главное только не споткнуться о притаившийся за увядшим цветком камень, а в воздухе витает свобода, настоящая свобода, холодная и чистая, словно высокогорный лёд, подхватывающая потоками свежего ветра и несущая куда-то вперёд и вверх, сквозь светло-серые и вовсе не угрюмые облака, затянувшие скучно-голубой небесный купол.

I have so long believed in the story, and then, finally, the tale believed in me.

Здравствуйте, дорогой посетитель моего дневника :3. Здесь будет много текста и мало картинок, опросов, и всего, что обычно имеет место в онлайн дневниках. Поэтому, если вы не переносите "многобукафф", я вас предупредила. Удачного дня :3.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:03 

Месть

amberDespair
Так было с самого детства. Я всегда считала месть чем-то хорошим. Чем-то благородным. С чем это было связано? Может, моей злости, скапливающейся во время семейных ссор на почве пьянства, нужен был выход. Или сказывается моя принадлежность к созвездию Скорпиона… А может быть, так сработало дикое желание оставить за собой след, чтобы хотя бы сама себя считать героем. Я всегда хотела стать героем, но никогда не думала при этом о спасении других людей. В самом начале я видела потребность в силе, которой мне так недоставало, только чтобы удержаться самой. Даже не знаю, можно ли это назвать эгоизмом, хотя это и неважно.
Месть… Казалось, она силой своего золотого пламени уничтожит всю гарь, весь налёт, осевший, словно облепивший мою душу. Это как сидеть в большом стеклянном кубе, заляпанном грязью так, что сквозь его стенки почти невозможно ничего разглядеть. Эта детская обида на мир и на отдельные его составляющие, видевшаяся мне холодной ненавистью бравого воителя, и была этой грязью, чёрным налётом, мешающим даже дышать. Она и сейчас таковой остаётся, но у меня по прежнему не достаёт сил, чтобы искупать её в искрящемся золотом пламени веры. Да, именно она, вера, вечная спутница моей жизни и, одновременно, самая страшная предательница. Я всегда буду тянуться к ней, даже зная, что в любой миг могу сгореть, подобно бабочке, влекомой светом свечи. Я всегда буду стремиться к ней, падать сквозь чёрный пепел и мирскую грязь, всё больше пачкаясь, надеясь, что в конце пути будет ждать очищение. Рано или поздно меня поглотит моя же тьма, забьётся в поры, наполнит лёгкие чёрной пылью, облепит глаза, медленно сжигая их. Но я умру раньше, чем это произойдёт.
Настанет день, когда все эти грязные брызги, сухими серыми пятнами покрывающие мою душу, сгорят в светлом, святом огне, когда мой рассудок, наконец, прояснится, и снова засверкает та искра жизни, тот маленький алмаз, о существовании которого я когда-то мечтала. Его нельзя разглядеть под огромным слоем пыли, но я всё ещё верю, что храню его… Это будет в точности такое же пламя, в котором в былые времена сжигали ведьм. Отчищающее святое пламя, несущее страдание и смерть, отмоет мою душу от всякой скверны. Пламя ,исцеляющее болью. Болью от ран, нанесённых чем-то раскалённым добела, запах горящей плоти… Я почти чувствую его.

01:04 

Смерть морали

amberDespair
Нет… Похоже, придётся смириться с этим. С тем, что я здесь, а сказка - та волшебная история, отдельные моменты которой иногда всплывают в моей голове, - где-то далеко, настолько далеко, что за всю свою жизнь я не доберусь туда, даже если буду лететь сквозь пространство и время. Тогда, может её и нет вовсе? О нет, она существует. Пусть я не могу хоть чем-то подтвердить её существование, но я точно знаю: она есть. Вот только знание этого приносит куда больше боли, нежели она бы не существовала совершенно нигде. С последним я могла бы смириться. Возможно, что-то во мне бы умерло, однако дурные мысли бы постепенно исчезли. Но сейчас, зная, что мои мечты живут где-то в противоположном конце света, я постоянно метаюсь, пытаюсь что-то найти, хоть на сантиметр сократить это пугающее расстояние. Всё это выжимает меня, как жалкую половую тряпку.
Мне не нужно искать своё место в жизни. В этой жизни я такового в любом случае не найду. Я знаю своё место. Оно снится мне, видится в предрассветном небе. Но как бы я не старалась, я не могу дотянуться до него… до этого волшебного мира.
Силы когда-нибудь закончатся. Мир вокруг движется с ужасающей скоростью, и мы не в силах угнаться за ним. Мы устаём. Это сказывается на всех. Каждый день умирает чья-то мечта, каждый час кто-то теряет свою цель, пополняя собой безликую серую толпу. Единственный саундтрек приедается, теперь можно с лёгкостью угадать последующие ноты. Энергия жизни, это искрящееся пламя постепенно покидает наш мир. Больше здесь никогда не зазвучит песня, славная песня, повествующая о давно утерянной искренности. Больше не коснётся нас своим крылом вдохновение, поблескивающие белые сугробы, играющие лучами света льдинки больше не вызовут улыбки на детских лицах. Никто по пути домой не поднимет голову, чтобы взглянуть на закатное небо, никто не сможет оценить всю уникальность каждого заката. Засыпая, мы будем думать лишь о том, как прожить завтрашний день, наши мысли цепкими кожаными ремнями будут прикованы к повседневности. И всё будет пронизывать нечеловеческое чувство усталости: оно тонкой серой паутиной будет оплетать наши тела, замедляя любые движения, губя мимолётные порывы, заставляя нас поверить, будто искать смысл жизни бесполезно, будто у нас не достанет сил снова зажечь умерший в ладонях огонь…

"...Кто расскажет сказку с начала, с другим концом
Защитит от горя и боли, взметнув ладонь
Чтоб могла я с цепочки снять стальное кольцо
И опять зажечь умерший в ладонях огонь.

Слово, ставшее льдом, под руками крошится, звеня
Час пришёл, выбор сделан, пора. Я седлаю коня."


Я не хочу такого конца. Если бы меня только могли услышать… Нет, меня могут услышать. Для этого ведь нужно не так уж много - перейти на крик. Если бы я только могла достучаться до сердец всех этих людей… Они мертвы, давно уже мертвы. Возможно, они даже никогда не были живы. Я не умею воскрешать мертвецов. Не думаю, что смогу воскресить себя, если вдруг понадобиться. Кажется, я уже по пояс в этой трясине. И некому вытянуть меня отсюда. Потому что остальные сами погрязли в ней.
Я всегда считала моральную смерть самым страшным, что может случиться с человеком. Не знаю, так ли это. Моральная смерть. Смерть морали. Множество людей носят в своих мёртвых сердцах плотоядных червей, однако нельзя сказать, что они несчастны. Наверное, я так боюсь такой смерти, потому что слишком уж не хочу расставаться со своими мыслями, мечтами, принципами, средствами. Не хочу расставаться с собой. Но, наверное, потом будет уже неважно. Возможно, я даже почувствую облегчение, ведь я смогу сохранить много сил. Только вот для чего сохранить?

01:06 

Достойный враг

amberDespair
Насколько люди могут быть разными... Одни плещут амбициями, захлёбываются мечтами о великом будущем, не находя себе места и стремясь показать себя с лучшей стороны, лишь со временем утихомириваются, набираются опыта и в итоге превращаются в мудрецов-старцев, ценой многих лет. А другие сразу начинают с холодного расчёта, ещё не избавившись от детской наивности и впечатлительности. Мечтают о чём-то высоком и благородном, подсознательно страстно желая признания, и, вопреки своим стратегическим способностям не имея достаточно терпения, сразу же строят планы, стараются добиваться цели любыми способами, не брезгуя ложью, лестью, неоправданной жестокостью. И обязательно наломают дров. Вообщем-то, они оба ломают дрова, преследуют благие цели, но первым всё прощают ввиду их эмоциональности, неопытности, впечатлительности. А вот холод и жестокость вторых, их взгляд на окружающих людей и средства достижения целей отпугивают. Почему-то видя перед собой собранного, расчётливого человека, смотрящего на своего врага без тени сочувствия и готового при нужде пойти на обман, люди не верят, что он может преследовать не такие уж плохие цели. Они не знают, что такое ложь во спасение, не знают, что хорошее умение скрывать эмоции и растаптывать собственные чувства вовсе не говорит о том, что их нет.
Первые могут с лёгкостью пожертвовать собой ради другого человека. Но когда можно спасти его, не принося себя в жертву, самопожертвование превращается в невероятно глупый поступок. Вторые в любом контексте считают его глупостью. Ради одной-единственной жизни нельзя жертвовать всеми своими мечтами и стремлениями, потому лучшее решение - придумать, как спасти и то, и другое. Людям нравится смотреть, как один человек жертвует собой ради другого, такой поступок является для них показателем благородства, и человек, совершивший что-то подобное, автоматически получает признание. Те же, кто не соглашается на самоубийство, навеки обзаводятся ярлыком "бесчувственный".
Выходит, второму типу для того, чтобы добиться общественного признания, нужно быть кем угодно, только не самим собой? Нет, даже не так. Они могут добиться успеха лишь прячась за чьей-то спиной, вторя кому-то. Являясь чьей-то тенью. Но даже так никто не признает их истинную личность. Один шаг в сторону - и их уже считают предателями. Злодеями. Врагами. Дальше - отвержение, изгнание. И в жизни остаётся последняя возможность - сыграть роль злодея. Сыграть её так, чтобы те, кто раньше были близкими людьми, смогли почувствовать , увидеть, осознать весь талант отвергнутого ученика. Раз он не смог стать им достойным преемником, так пусть станет достойным врагом. Может быть, когда кто-то из сторон, наконец, победит, он таки заслужит признание…

01:08 

Неправильная истина

amberDespair
Когда передо мной раскрываются две истины, я всегда выбираю наиболее близкую себе. Это свойственно не только мне, но каждому человеку вне зависимости от его характера, убеждений и взгляда на жизнь. Это свойство есть одна из величайших слабостей человека. Я ненавижу себя за эту слабость. Точно также, как ненавижу за неё всё человечество. Даже если одна из истин будет являться подлинной, а другая, наиболее близкая к моей сущности, - представлять собой чью-ту выдумку, не теряя из-за своего происхождения статуса истины, я выберу иллюзию. Так проще. Так не нужно стараться, чтобы тебя поняли. Так можно не беспокоиться о том, что тебя не примут. Так можно жить, не опасаясь изгнания, не готовясь получить удар в спину. Не боясь быть отвергнутой собственной мечтой.
Такая истина может дать душевный покой и уют даже когда последние островки, оставшиеся от земли, погрузятся в Океан Хаоса. Но всё вокруг будет и останется ложью. И самое тяжёлое - это понимание того, что кроме тебя никто не замечает эту ложь. Потому что именно ты её создала, обманув ради минуты собственного счастья всех окружающих, без их ведома перекроив их сущность, переписав историю. Казалось бы, в чём разница? Создать счастье очень просто. А если эти люди и правда так дороги, то, когда они привяжутся к тебе, можно снять с них чары своего воображения, и они останутся с тобой по своей воле. Но тут же хватаешься за голову: нет, это ведь простая манипуляция.
Я долгое время считала себя сильной. Да, я сильна. Я могу удержать кого-то рядом с собой, победить кого-то или поднять чей-то боевой дух. Могу заставить кого-то пойти за мной. Могу, наоборот, вызвать желание отдалиться. Но всё это будет по моей воле. Я могу заставить кого-то уважать меня, но я не могу заслужить уважения. У меня просто не хватает смелости пойти по первому пути, выбрать ту реальность, где я никому не нужна, чтобы самой заслужить признание, дружбу. Я слишком слабая для этого. Странно спустя несколько лет упорных тренировок обнаружить, что качала, оказывается, совершенно не тот навык. Выбранный мною путь ведёт в темноту. Похоже, мне судьбой предначертано отправиться туда... слишком уж много совпадений. Хотя, кто сказал, что мне придётся туда идти? Разве я не с самого начала находилась в тени? Чьей-то тени. Всю жизнь я летела к любому незанятому источнику света, словно бабочка на огонь. Свет контрастирует с тенью и, кажется, сияет ещё ярче. А тень становится всё чернее и чернее. Чем ярче и чище свет, тем чернее собравшийся вокруг него мрак, тем больше ночных чудовищ и страхов способен он вместить. Это действительно симбиоз, ведь за время общения обе стороны становятся сильнее. Но с каждым днём разница между ними растёт, и в конце концов они будут обязаны встать по разные стороны и сражаться. Такие контакты, по-хорошему, нужно пресекать после двух лет знакомства. Неужели я слаба настолько, что не могу сделать даже этого? Или, может быть, судьба решила, что моя сила должна проявиться здесь вовсе не в этом, а в хладнокровии и стойкости в битве с собственным другом?

01:08 

Красивый кошмар

amberDespair
Темно. Единственный источник света - экран небольшого ноутбука, отражающийся в линзах очков. Болтающийся на душке шнурок с маленькими металлическими колечками на концах мешает сфокусировать взгляд на клавиатуре. Чтобы видеть расположение клавиш, приходится опускать крышку ноутбука, дабы свет монитора выхватил из темноты напечатанные охрой буквы. Странно, что чем меньше света падает на клавиатуру, тем быстрее пальцы находят нужную клавишу.
Впереди на фоне виднеющегося в окно светлого зимнего неба чёрным силуэтом стоит новогодняя ёлка, пугающе раскинув свои игольчатые лапы. С первого этажа доносятся громкие, резкие шаги, иногда заставляющие легонько вздрагивать. Но мысли летают слишком далеко от шагов и от ёлки, не столь волнует даже присутствие в комнате незакрытого зеркала. У неба в окне странный цвет, являющий собой смесь синего, фиолетового, серого и фонарно-красного. Здесь, вдали от многоэтажных домов, окружённых лабиринтами фонарей, можно разглядеть световой купол над городом. Фонари уже давно добрались и до этой мирной улочки: один из них совсем невежливо смотрит в окно, озаряя комнату тусклым красноватым светом, позволяющим угадать очертания рисунков на стене. Укрывающий землю снег отражает это неприятное кирпично-красное свечение так, что на улице, наверное, можно было бы рисовать.
Играет странная, не то убаюкивающая, не то призывающая к массовым убийствам музыка. Наверное, её целью является отправить слушателя в мир грёз. А мир грёз у каждого свой... Пора бы и мне туда отправляться. Питч, хотя бы раз за этот год или в качестве неустойки за прошлый, пошли мне красивый кошмар. Или хотя бы просто кошмар....

01:09 

То, что испачкано кровью, кровью же будет отмыто

amberDespair
Я хочу войны. Хочу нестись вперёд с обнажённым клинком под тяжёлый звон металла и вой человеческих голосов, сквозь холодный, пахнущий медью воздух. Хочу видеть перед собой лишь затянутое чёрными тучами небо, хочу ощущать за своей спиной бездонную пропасть, хочу отравить своё сердце страхом ошибиться и быть поглощённой ею. Хочу почувствовать настоящее счастье и боль утраты, познать настоящую дружбу и заклятую вражду, почитание в любви и обжигающе-холодную ненависть, хотя бы кончиками пальцев коснуться дна бездны отчаяния и быть озарённой ясным лучём надежды. Я хочу жить.
Война есть огонь жизни, его колыбель. Только защищая что-то мы можем осознать всю ценность наших чувств и амбиций. Нет, даже не так... для этого будет достаточно смертельной опасности.
Люди сложны в понимании. Война изматывает их, заставляет мечтать о мире и покое, о счастье, которое они могли бы построить, лишь бы не было этих ужасающих кровопролитных сражений, необходимости жертвовать своими близкими или собой. В мирные же времена они страдают от безделья, со скуки начиная уже грызть друг друга, словно дворовые псы. Они не признают над собой тиранию, но долгожданный лучик свободы вместо счастья вызывает у них лишь азарт, желание самостоятельно захватить власть. Они всегда будут себе противоречить, и я тоже сейчас противоречу самой себе.
Мир нуждается в войне, и она начнётся уже совсем скоро, и вовсе не затем, чтобы забрать как можно больше человеческих жизней, но для того, чтобы сплотить человечество. Мир гниёт, кричит и стонет, бьётся в судорогах и, подобно Уроборосу, кусает себя за хвост чтобы хоть немного заглушить боль. Честь и отвага в их первоначальном значении больше не в моде в современном обществе, каждый старается самоутвердиться, доказать своё превосходство над окружающими, урвать свой кусок власти. Люди упиваются собственной лестью, живут в изобретённой ими же лжи, стремятся разрушить мир по камешку и снова собрать, но уже по своему.
Мир, что был испачкан кровью, кровью же будет отмыт. Число жертв, принесённых во искупление, покроет количество убитых и растоптанных толпой. Награда будет включать в себя столько вины, сколько всё человечество испытало в наказание за свои грехи. Стрелка снова встанет на нуле, и всё начнётся сначала.

01:09 

Мёртвые амбиции

amberDespair
Что может заставить нас вернуться к нормальной жизни? Что может снова подарить нам возможность радоваться чему-то в полной мере, не омрачая минуты счастья тягостными думами о мести или долгожданном признании? Чувствовать вкус яства, нами вкушаемого? Смотреть на мир, не замечая пронзивших его мёртвую плоть трещин? Только свежий ветер... Только осенний ветер, дышащий чистотой, стремящийся ввысь, сможет отчистить наши души. Он - как бальзам, на непродолжительное время сглаживающий боль незаживающих ран.
Можем ли мы хоть на миг перестать думать о тьме, что алчно прячет наша душа? Можем ли смотреть на изначальный свет, не пытаясь найти в нём пороки или превзойти его? Можем ли урвать минуту покоя в этом хаосе времён? Можем ли наслаждаться предоставленной свободой вместо того, чтобы думать о захвате власти, свержении с престола чуть ослабившего хватку тирана? Сможем ли, наконец, выбраться из тени и начать жить, открывшись миру и открыв мир для себя, перестать прятаться и, укрываясь чёрным полотном тьмы, копить, растить свою ненависть с такой заботой, которая превзошла бы заботу матери о ребёнке? Наблюдая прекрасное закатное небо, перестать видеть лишь свою тень, уныло вытянувшуюся и почерневшую в преддверии сумерек?
Большие, некогда ясные глаза затуманены, но взгляд всё равно остаётся пристальным, внимательным, изучающим, словно его обладатель старается рассмотреть что-то на самом дне души того, кто осмелился заговорить с ним. Этот взгляд может рассказать о человеке, обладающем им так полно, как не расскажет сам этот человек словами. Главное не запутаться в отражениях однообразной небесной голубизны и переплетённых в попытке удушить друг друга ветвей деревьев. Увидев в этих глазах боль или счастье, отчаяние или радость победы, сперва взгляните внимательнее, не отражение ли это ваших собственных чувств.
Месть, священный огонь, отчищающее пламя. Одно его предвкушение заставляет нас гореть в куда более жарком пламени, тело охватывает сладостная дрожь, из горла рвётся тихий смех. Они ведь жалки, до смешного жалки, эти никчёмные люди. Они не найдут ни единого слова, когда священный огонь окутает нас, и наша фигура засияет, как не сияют благословенные клинки сынов Муспелля, призванные принести в мир его изначальный порядок. Они будут трепетать и ненавидеть, склонять голову и шипеть проклятия, судорожно клясться в верности и сквернословить за спиной, планируя заговоры и перевороты, но они всё равно окажутся слабее.
И даже если у них хватит духу совершить переворот, устроить бунт, свергнуть нас, мы погибнем с честью, ибо смогли выполнить одну из предложенных нам миссий: сплотить людей, пробудить в них огонь жизни, надежду и силу, чтобы не дать умереть этой надежде. И в чертоги Хель нас проводит однообразно голубое небо, без единого облака, давний символ одиночества и невостребованности, покинутости и отвержения. Такое вызывающе яркое, оно словно пытается броским, насыщенным цветом заполнить пустоту в нашей душе. И то ли перед тем, как разум окончательно захлестнёт темнота придёт видение, то ли небесный купол вдруг исчезнет, открывая взгляду столь обычную реальность, возвращая в давно уже неинтересную жизнь, перед глазами вдруг встанет воспоминание: тусклый свет запылённой маловатной лампочки как может озаряет маленькую грязную кухню, пол истёрся и зияет неприглядными чёрными пятнами, по коже проходит лёгкая волна холода, растворяясь, просачиваясь в поры по всёму телу, заставляя кожу оцепенеть и оставляя за собой незначительное болевое ощущение, воем отдающее в висках и затылке, глаза слипаются, взгляд то и дело слегка затуманивается, картинка плывёт, заставляя снова и снова моргать, пытаясь смахнуть какую-то беспричинную усталость. И всё пронизано жгучим чувством одиночества...

01:10 

Уважение

amberDespair
Что есть уважение? Уважаете ли вы своих друзей? Если вы действительно уважаете своих друзей, они не друзья вам, ибо настоящее уважение ни в чём не может соприкасаться с дружбой. Друзья стоят на одном уровне с вами, а значит, вы не можете испытывать к ним уважение.
Настоящее уважение - это чувство, возникающее к человеку, стоящему слишком далеко от вас, чтобы вы могли как-то судить его. Вы знаете только хорошую или, возможно, красивейшее из плохой его стороны, потому превозносите его над собой, стараетесь быть похожим на него или просто впитываете образующуюся вокруг него атмосферу, наслаждаетесь правом смотреть на него снизу вверх.Он кажется вам настолько совершенным, что нет даже желания подружиться с ним, узнать его, опустить до своего уровня. Ведь вы знаете, что он обычный человек, потому желаете сохранить ракурс, с которого он похож на нечто сказочное, неземное. Кажется, попытка установить контакт только испортит, исказит действительность, и боль от созданного своими руками уродства окажется невыносимой. Вы можете знать, что у него есть недостатки, возможно, отвратительные недостатки, можете догадываться о том, что он всего лишь обычный человек, ничем не выделяющийся из серой толпы, но для вас слишком важна та эйфория, тот прилив вдохновения при мысли о нём, важна даже больше, чем сам этот человек, что вы не желаете верить в его тёмную сторону, не желаете копаться в его душе чтобы узнать его или выявить его недостатки, то, чего он стыдится, то что причиняет ему боль.
Разве сможете вы преклонить колено или хотя бы склонить голову перед другом? Разве сможете поклясться ему в верности и пообещать умереть за него, говоря искренне, без тени усмешки? Разве сможете полностью признать своего друга своим королём? Бесспорно, за друга можно умереть. Разумеется, друга можно признать королём и поклясться ему в верности. Но той величайшей силой, что заставит вас это сделать, будет дружба, а вовсе не уважение. Сможете ли вы умереть за человека, к которому не испытываете и никогда не испытывали дружеских чувств?
Ваш король, ваш покровитель, если он у вас есть, он ведь не друг вам. Но вы пойдёте за ним на край света, если станет нужно, вдохновлённые его речами, и не потому что так нужно или из-за благоговейного страха перед ним, если это достойный король, вы сделаете это из уважения, благоговения, из-за безоговорочной веры ему.
Вот оно, настоящее уважение.

01:13 

Ненавижу

amberDespair
Мы просто убили её. Перекрыли ей воздух, лишив возможности дышать, убили, словно животное. У неё теперь не получается рисовать. Интересно, откуда она черпала вдохновение прежде? Теперь это уж не важно. Всё это уже не важно, ведь она мертва. Ей больше не с кем поделиться своими фантазиями и её мир мёртв, потому как она не может ими не делиться. Мы убили её. Мы мертвы для неё, она - для нас. Теперь мы существуем на разных ветках пространства и времени. Живём в разных концах мира. Теперь не будет громкого наглого смеха над ухом, заставляющего внутренне сжиматься в комочек, пробуждающего давно ушедшее желание скрыться - скрыться от всех, от всего, что может причинить боль, не будет усмешек и неудавшихся шуток, над которыми смеялась только одна она, не будет ничего, что напоминало бы о том, что всеми силами пыталась побороть и забыть. Не будет щемить в груди от бессильной обиды, когда в спину врежется очередная бумажка или где-то рядом послышится громкий заливистый смех. Я ненавижу её смех. Она хвасталась, будто научилась смеяться всеми возможными способами из тех, которые хоть сколько нибудь её заинтересовали. Я ненавижу её смех. Он громкий, вычурный, совершенно неуместный, давит на барабанные перепонки не хуже пьяных воплей матери несколькими летами раньше, когда та бесконечное число раз пыталась выбить дверь в мою комнату, и когда у неё это получалось, я с максимальной возможной скоростью стаскивала со шкафа тяжёлые книжные полки и подпирала ими дверь. Я ненавижу их обоих. Она сломала мои очки - прежде это удавалось только пьяной матери. Сама же починила их, как чинила мои вещи и раньше. Но жалкая верёвочка не обладает эффектом костероста и не сможет вновь срастить сломанную душку, как и скотч не смог срастить раненную дверь. Как и время не смогло срастить мой разрозненный рассудок. Все эти осколки - всё это их вина. Изначально всё это было средством защиты, не более. Но теперь переросло в нечто большее. Пожалуй, это единственная хорошая сторона всего этого.

01:15 

Искажение

amberDespair
Я везде сею искажение. Я приношу его туда, где всегда царил мир и порядок. Я своими руками рушу то, что люди всеми силами стараются укрепить, удержать на поверхности хрупкой земной корки. Я разрушаю их жизни, лишаю опоры, так необходимого им порядка. Я приношу хаос даже туда, где я по сути должна находиться, например, в свою собственную семью. Думаю, без меня жизнь этих людей была бы намного лучше. Стараясь отвоевать право на свои собственные традиции, на по-своему устроенный уголок, я забываю об их комфорте, предаваясь глупому инстинкту, желанию выделиться, показать себя.
Я чувствую их собственные обычаи, принципы, устои, чувствую особенную атмосферу, которую они безуспешно стараются удержать, но, почему-то, не могу остановить продолжающееся развиваться искажение. Искажение, которое принесла сюда я. Что бы я сделала, вмешайся кто-то в мою жизнь, попытайся её перекроить, изменить моё мировоззрение? Как бы я отнеслась к человеку, решившему вдруг изменить мой внутренний мир по своему вкусу? Наверное, я ненавидела бы его. Особенно если бы не слышала от него ни единого теплого слова, даже лживого. Если бы он требовал что-то от меня, не делая ничего взамен. Похоже, они тоже меня ненавидят. Моя семья.
Может быть, это своего рода извинение перед ними. Я знаю, что никогда не скажу им этого. Есть много того, чего я никогда им не расскажу. Извиниться - означает принять поражение... или выиграть. Я не знаю. Я всё равно не буду просить прощения искренне. Никогда и ни за что.

01:16 

Правильные вещи

amberDespair
Мир не может меня вынести. Или я не могу вынести мир. Я не знаю. Но что-то ... почему-то я не могу жить, как другие. И раньше не могла.
... Почему на уроках все кидаются бумажками?.. Это ведь неправильно. Ровно как и кидаться кусочками ластика. Нет, стиральной резинки. Ведь так правильно. Правильные вещи всегда ассоциировались у меня с запахом новых книг. Запахом нового учебника по культуре общения - тонкой белой книжки с мягкой обложкой и нарисованными на ней человечками в цилиндрических шляпах и бабочках - один чёрным маркером, другой красным. Культура общения проходила по понедельникам первым уроком. В понедельник не было физкультуры, и я приходила в школу в строгом костюме, белых колготках и перламутровых лаковых тёмно-бордовых туфельках, поэтому правильные вещи ассоциировались у меня также с этими туфельками. Было интересно разглядывать их, поднимаясь по ступеням в музыкальный кабинет, но из-за этого я иногда спотыкалась и падала прямо на неприветливо серую и ужасно твёрдую лестницу. Она, к тому же, была очень холодной и оставляла на ладонях острые песчинки, которые приходилось долго отряхивать, отставая от строя, чтобы подобрать упавший альбом. Учительница музыки носила высоко забранный хвост и заставляла нас носить на груди картонную табличку с именем и фамилией и заламывать руки за спинку стула, чтобы мы не горбились. Я не любила её, но была благодарна за то, как она проучила девочек, пытавшихся закрывать нас с Ксюшей в раздевалке рядом со спортзалом и прищемивших ей пальцы.
... А ещё с правильными вещами у меня ассоциировалась чистота. Мама всегда и везде старалась навести чистоту, поэтому я не любила ни чистоту, ни правильные вещи. Мир всегда делился на то, чего я хочу, и то, что должна, и эти два понятия редко сходились. Даже на уроках рисования нам задавали рисовать совсем не то, что я бы хотела, хотя я всё равно с нетерпением ждала этих уроков.
За окном классной комнаты, в которой мы занимались, росла рябина. В конце осени снег укрывал красные ягоды, словно пытаясь согреть их. Но ягоды от холода только ещё сильнее краснели, как нос какого-нибудь ребёнка, заигравшегося в снежки.
... Снова рядом со мной приземляется скомканная до размеров горошины маленькая бумажка. Надоело делать вид, что не замечаю, молча подбираю её и кидаю через плечо, не оборачиваясь. За спиной слышится чей-то возмущённый возглас. Неважно, просто продолжаю переводить текст. В воздух взмывает следующая партия бумажек и кусочков ластика. Всё таки правильно говорить "ластик". От шума голосов кружится голова и горит лицо. На уроках английского всегда так. Учительница слишком мягкосердечна, чтобы совладать с нами, поэтому просто даёт текст для перевода. Но и задание не может утихомирить познавших вкус свободы пятиклассников.
За окном не растёт никакой рябины, там вообще ничего не растёт - видна только ведущая к главному входу асфальтированная дорожка. Но я всё равно люблю смотреть в это окно, может быть потому, что я никогда не видела там дорожки. Я видела мерцающие в темноте факелы, огненные блики на лезвии меча, я видела холодное зимнее небо и волшебный дождь, подчиняющийся движениям моей руки.
... На этот раз полёт бумажки сопровождается истеричным возгласом учителя. Я отворачиваюсь от окна, чтобы увидеть её морщинистое лицо, искажённое гневной гримасой. Скачко вертится на соседнем стуле, парта ходит из стороны в сторону. Наверное, рисовать, положив тетрадь на её лакированную поверхность, не стоит даже пытаться.
С самого начала этого года я куда-то падаю. Оказалось, что хорошую оценку можно заслужить простой улыбкой. Зачем тогда я искренне старалась все прошлые годы? Человеческая система такая странная. Теперь уроки меня не волновали. Куда больше я беспокоилась за судьбу Огнегрива, доблестного воителя и предводителя Грозового Племени. Я и Даша теперь постоянно обменивались книгами, и иногда это порождало ощущение, будто мы обменивались мечтами.
... Вот я и вернулась обратно, но уже не как гость. Я думала, это будет похоже на обновление, но чувство такое, словно съела то, что только что выплюнула. Всё это до боли старое и знакомое, всё жалит точно также. А я даже разучилась защищаться за эти полтора года. Дни совершенно одинаковые, тянутся медленно и невыносимо. Череда подвигов в астрале закончилась, пора искать новый смысл существования. Но он почему-то не находится. Рисование стало обязанностью и больше не может дать выхода эмоциям. Остаётся только писать.
... Я решила оставить школу. Думаю, это было хорошим решением. Это ли не шанс начать новую жизнь? Я ведь снова могу рисовать. Могу даже смеяться в голос. А ещё я стала очень часто упоминать слово "я". Неужели я такая эгоистка? Лень смеётся. Сначала казалось, что и здесь всё будет по-старому, но я смогла освободиться. Ничто больше не сковывает меня, как это было раньше, ничто не заглушает мой голос. Но я всё равно не могу говорить громко. И продолжаю падать. Улыбка уже не обеспечит хорошую оценку, нужно больше стараться. А ещё у меня есть серое пальто. Оно совершенно обычное, но выглядит строго и правильно. И туфли, умудряющиеся стучать несуществующим каблуком. И прямоугольная чёрная сумка. Правильность всегда означает представительность, и я хочу выглядеть правильно. Странно, что всё возвращается на круги своя. Может быть, поискать лаковые тёмно-бордовые туфли? Или научиться ловить бумажки налету...

18:10 

Давайте жить

amberDespair
Знаете, мне пора. Не знаю, куда, не знаю, надолго ли, даже не знаю зачем. Просто ещё в начале весны появилось ощущение, словно под ногами вновь стелется дорога, словно есть, куда идти. А куда именно? Если бы я знала, предстоящий путь из приключения превратился бы в обязательство. Что бы не ожидало меня впереди, будь то страх или счастье, сладкий сон или разочарование, я в любом случае всем сердцем желаю отправиться в путь. Не знаю, как расценивать то, как я живу сейчас - двигаюсь ли я в каком-либо направлении или же стою на месте. Может быть, я ещё даже не родилась, как путник. Если так, я считаю секунды до момента своего второго рождения.

Наверное, это просто весна так влияет на наши светлые умы. Эта вера, о эта вера, крошечная золотая искорка, заставляющая нас совершать ужасные поступки и пожалеть о них лишь тогда, когда станет ясно, что они были бессмысленными и ничуть не приблизили нас к заветной мечте. Величайшая обманщица всех времён и народов. Неужели вы поверите в это мимолётное желание жить, навеянное таким непостоянным весенним ветром?

Нам некуда идти, не придумали ещё способа сбежать из этого скучного мира, где никогда ничего не происходит. Можно лишь самим стать весенним ветром. Проноситься по миру, почти не затрагивая его, стремясь заглянуть в каждый его уголок, обращая куда больше внимания на совершенно незначительные, но невероятно интересные мелочи, чем на глобальные проблемы человечества и человека, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся до смешного глупыми и легко решаемыми. Заставлять кого-то ёжиться от холода или же мечтательно запрокинув голову продолжительно втягивать носом воздух, словно пробуя его на вкус. Давайте рассказывать всем о том, что должен знать каждый, забывать о навязываемых нам рамках и оставлять тайнам их таинственность и неприкосновенность. Давайте забудем о том, что жизнь это игра, поражающая своей жестокостью, с жадными до героизма игроками, и превратим её в сказку с драконами и принцессами, феями и принцами, великими королями и королевами, правильными жрецами и безумными убийцами, мудрыми магами и бесшабашными бардами, хитрыми торговцами и вечно голодными странниками. Давайте жить.

21:42 

amberDespair
Чем младше ребёнок, тем больше, просторнее должен быть его мир, тем больше должно быть в нём волшебства и неоправданного геройства. Там вообще всё должно быть неоправданным и не требовать объяснения или доказательства. В этом суть детства, когда люди не нуждаются во всех этих объяснениях и доказательствах, умных словах и серьёзных, чётко сформулированных выводах. Когда не существует понятия "рутина" и любое занятие воспринимается с энтузиазмом, как если бы это был новый квест.

@темы: недописаное

22:41 

Шестнадцать

amberDespair
Знаете, мне всегда казалось, что шестнадцать лет - это оптимальный возраст. В шестнадцать лет можно быть кем угодно, от забитого книжного червя-социофоба до стервозной дамочки. В шестнадцать ещё не поздно быть ребёнком, но уже не рано знакомится с взрослой жизнью и её обязанностями. В шестнадцать можно жить, как вздумается, мечтать, о чём вздумается, быть кем угодно, ведь в это время человека едва ли можно причислить к какой-либо возрастной категории. В шестнадцать мы ещё достаточно живо воспринимаем действительность и искренне интересуемся ею, потому это прекрасное время для приключений и исполнения желаний. Шестнадцать лет - красивый возраст, чтобы умереть, ведь незавершённая книга это всегда интересно. А ещё слово "шестнадцать" приятно на слух.
Сейчас мне шестнадцать лет. И знаете, я не чувствую, что это какой-то особенный возраст. Хотя это чувство, появившееся как раз на мой день рождения и не исчезнувшее до сих пор, наверное, стоило бы назвать вторым рождением, однако я всё равно остаюсь такой, какой и была. Несколькими летами раньше я подсчитала, сколько лет мне будет, когда человеческую цивилизацию настигнет конец. Оказалось, что к декабрю две тысячи двенадцатого мне стукнет шестнадцать. Тогда я подумала, красиво было бы умереть в шестнадцать лет. Но за окном уже весна две тысячи тринадцатого, а пресловутая человеческая цивилизация всё ещё жива. Неужели за этот год, которого я ждала всю свою сознательную жизнь, не случится ничего запоминающегося?..

21:00 

Сердце Мира

amberDespair
Существует ли сила, способная уничтожить мир? Существует ли чувство, способное уничтожить мир? Ненависть? Злость? Всё это разрушает носителя, но не окружающую действительность. Отчаяние? Надежда? Тем более. Всё, что чувствует человек, влияет на него и только на него. Чтобы умереть, миру нужно самостоятельно пережить ненависть и отчаяние, но этого не случится даже всех людей, населяющих его, накроет тёмной волной. Мир ничего не чувствует. Как Дракон, как Гидра. Пока у него нет сердца. Но кто достоин стать Сердцем Мира? Родился ли этот человек, а может, уже умер, так и не исполнив своего предназначения?

Мы родились слишком поздно, чтобы исследовать Землю, но слишком рано, чтобы исследовать Космос. Должно быть, на наш век выпадет нечто иное.

Каково это? Единство с миром? Было бы интересно услышать рассказ об этом. Не уверена, что хотела бы быть главным героем этой истории. В какой угодно, но не в этой. Скорее, охранником главного героя.

Стать другим человеком. По-другому воспринимать действительность. Мечтать об абсолютно других вещах. Заново познакомиться с миром. Это было бы так интересно. Думаю, это одно из моих желаний.

Даже не знаю, чего я хочу больше: начать сначала свой собственный жизненный путь или перейти на чужую тропу. Наверное, и то, и другое.

Смех, смех, смех. Что-то из далёкого прошлого. Я всё это помню. Грубый, насмешливый голос произносит мою фамилию. Фамилию, произошедшую от имени человека, ломающего чужие жизни одним только мягким словом.

Этот голос недостоин его имени.

Искупление? Зачем оно мне сейчас? Зачем стараться исцелить лечебной мазью давно затянувшиеся, выгоревшие раны? Проще сжечь целый мир. Я должна найти сердце мира и использовать его.

Снова стать тёмной фигурой? Разве ты не давала слово спасать людей? Я должна буду охранять сердце мира ценой своей мечты и получить свою долю славы и боли.

21:29 

Что было бы, если?

amberDespair
Что было бы, если? Что было бы, если бы я вдруг встретила свою копию? Мне всегда хотелось встретить свою копию, не столько ради того, чтобы она выполняла за меня всевозможную работу, сколько просто чтобы узнать, каково это, пережить эти ощущения, стать героем своей собственной волшебной истории. Поговорить с кем-нибудь, чей характер полностью совпадает с моим. И во многом ради того, чтобы пережить момент встречи, почувствовать, как все жизненные устои ломаются о невероятную действительность. Но разве может действительность быть невероятнее мечты?
Вот широкая, но довольно тихая улица улица, в весеннем ветре чудится свобода, люди с обеспокоенными лицами снуют мимо, и каблуки их туфель звонко стучат по разноцветному серому асфальту. Интересно, у меня такое же обеспокоенное лицо, когда я куда-то спешу? Наверное, у меня и сейчас обеспокоенное лицо. Столько лиц мелькает за одно только мгновение, столько людей проходит мимо. Если просто сидеть в стороне от тротуара и наблюдать из-под устало припущенных век, они, кажется, будут проходить ещё быстрее. И у каждого из них есть конечная цель, место, куда они так спешат. Ждёт ли их там кто-нибудь? Каждый день мимо проносится столько судеб, а мы и вовсе не замечаем.
И вдруг на секунду показалось, будто увидела себя, с таким же обеспокоенным лицом размашисто шагающую по мощённой серой плиткой улице и совершенно не замечающую никого вокруг. До того мгновения, когда я прошла мимо и исчезла у меня из виду, прошла всего секунда, но по своей длительностью она могла бы поспорит с часом или десятком часов. Пришлось даже немного поморгать, зрение отказывалось воспринимать нечто настолько странное, но когда согласилось, потребовалось лихорадочно вглядываться в двойника, стараясь изучить всё до мельчайших деталей, запоминая всё как можно тщательнее. Мимика, одежда, даже кельская пентаграмма на моей шее - всё было таким же, точно таким же и хорошо знакомым. На лице застыло серьёзное, немного напряжённое выражение.
Вдруг ужасно захотелось догнать себя, заставить обернуться, положив руку на плечо, спросить, куда я и откуда. С другой стороны, я ведь всегда хотела быть остановленной на улице странным, но приятным человеком с такими же странными вопросами, это ведь очень интересная ситуация. Наверное, я даже обрадуется, когда я догоню её, может быть, мне тоже будет интересно такое знакомое знакомство. А может быть, это я из прошлого? Ведь всего несколькими минутами раньше я точно также стучала отсутствующими каблуками по разноцветно-серой плитке, напряжённо сдвинув брови и стараясь удержать перекинутое через сумку пальто на его месте.
Да уж, что было бы, если?..

22:38 

Люди, которым есть, о чём написать.

amberDespair
Сколько бы лет мне ни было... За последний год я успела усомниться в серьёзности своих детских переживаний. Жизнь ради часа вознесения над окружабщим миром, ради отмщения и искупления, ненависть ко всему, что когда-либо задевало за живое, стремление скрыть свои слабости, заменить их сильными сторонами, стать сильнее, чтобы лучше приспособиться к жизни вне своего кокона. Всё это время я жила лишь для того, чтобы научиться жить. Чтобы выработать своё собственное средство существования, укрепить веру. Нельзя было принимать чью бы то ни было помощь, нельзя было верить кому-то, заводить слишком много знакомых и рассказывать друзьям о своих мечтах. Может, это и было просто затянувшейся игрой, но без этой детской игры у меня элементарно не было бы смысла жить.
Говоря об этих играх, которые по сей день являются для меня чем-то большим, нежели способ занять время, я всегда употребляю такие напыщенные слова. Дети всегда говорят напыщенно, чтобы придать своим проблемам значимости и уровнять себя со взрослыми. Я хочу уровнять себя с людьми из далёкого прошлого, людьми, живущими в жестоком, кровавом мире, где смыслом существования становится просто выжить. Где даже в простой придорожной таверне ужин не обходится без драки, для кого-то заканчивающейся фатально. В мире, где людьми движет не сухой закон, а собственные принципы, зачастую бывающие куда благороднее, нежели государственные уставы. Где никто не может запретить мечтать и слогать песни о своих мечтах, чтобы потом петь их, усевшись вместе с друзями вокруг костра и медленно потягивая эль из грубой деревянной кружки. Я хочу уровнять себя с людьми, которым есть, о чём рассазать.
Я до сих пор не могу выйти из канцелярского магазина, не купив красивой тетради или блокнота. Зачем? Чтобы вести дневник. Ещё со времён детства у меня остались десятки таких тетрадей, многие из которых совершенно уникальны. В каждой из них исписанно всего-лишь по два-три листа, а всё потому, что мне не о чем писать. Дневник подразумевает под собой некий журнал, где бы регулярно записывались произошедшие события и личные переживания хозяина. Мои дни всегда тянулись однообразно, даже празднование чего-либо не выглядело в моих глазах достойным того, чтобы оставить воспоминания о нём в дневнике. Те самые исписанные два-три листа обычно содержали повести о моих бедах, котоые часто случались из-за пьянства моей матери. Но я не знала, чем заполнить остальные страницы в дневнике, да и регулярными мои записи назвать было сложно, поэтому я просто забывала о нём, пока не находила новую симпатичную тетрадь. Именно поэтому я хочу уровнять себя с людьми, которым есть, о чём написать, сколько бы лет мне ни было.

01:00 

Nenrei sa o nent ni oite chigai ga aru

amberDespair
Я хочу казаться младше не для того, чтобы меня жалели. Не для того, чтобы топить чужие сердца и притягивать любовь окружающих. Не для того, чтобы иметь меньше обязанностей. Не для того, чтобы получать больше других. Я хочу, чтобы меня признали, а детские заслуги ценятся больше, чем взрослые, особенно если они не менее серьёзны. Думаю, целью этого порыва является успеть сейчас сделать то, что я мечтала сделать в детстве. Вот только смогу ли я сделать это именно так, как хотела?
Я всегда хотела быть маленькой девочкой, которая смогла больше, чем взрослый человек. Которая смогла вынести больше, чем взрослый человек.
"Nenrei sa o nent ni oite chigai ga aru" - вот почему. Дети-гении, дети мятежных стран, в чьих глазах светится вечность. Это то, что манило меня, что я уважала, как ничто другое, чем я хотела стать когда-нибудь. Обрести свет или же только плотнее закутатся в пахнущее свежей росой ночное покрывало - неважно, главное, что этот путь вёл к знанию. К свободе. Даже если тело будет сковано тяжёлыми ржавыми цепями. Некоторых людей мне и правда удалос победить, даже поразить, но разве этого я хотела? Даже полное признание нескольих школьных учителей и просто знакомых совсем не означает признание самой себя. Или того, чьё признание я действительно хотела получить.
Но теперь этот порыв бессмысленен. Я больше не ребёнок, хотя ещё не взрослый. Теперь никакие умные мысли или подвиги с моей стороны не смогут поразить кого-то так сильно, как это было, когда я была ребёнком. Здесь я упустила свой шанс. А может быть, его и не было.

00:30 

Отвратительно

amberDespair
Отвратительное чувство, когда не можешь ничего изменить. Просто сидишь и смотришь, как сверху на тебя осыпается небо, оголяя чёрную пустоту. Отвратительное чувство, когда нечто незыблемое, совершенное, абсолютно стабильное, являющееся идеалом, рушится прямо на глазах. А за этим идеалом рушатся мечты, явные и потаённые, словно мир наглядно даёт понять, насколько хрупки и ненадёжны человеческие фантазии.

Отвратительно бессилие в момент, когда нужно поддержать кого-то, когда нужно протянуть руку, и неважно, возьмут её или же нет. Отвратительно забыть тогда, какую руку нужно протягивать, и так и не выбрать, упустить очередную возможность. Отвратительно не найти ни одного слова, чтобы выразить чувства, рвущиеся из груди, и кануть вниз, утонуть в вязкой чёрной грязи, снова. Отвратительно желать утешения, находясь в многим лучшей ситуации, чем другие. Отвратительно желать признания, располагая куда меньшими заслугами, нежели остальные. Отвратительно.

Я так хочу научиться общаться с людьми. Хочу научиться говорить искренне, не скрываясь за масками. Хочу находить нужные слова, если это нужно. Я не умею утешать. Я не умею просить прощения. Я не умею спрашивать. Не умею отвечать. Только уворачиваться. именно в этом состоят мои ответы. Единственный человек, от вопросов которого я не уворачивалась - это Астерия. Потому что я была уверена, что найду нужные слова для ответа. Я была уверена в своих возможностях и могла здраво оценить их. По сравнению с ней. Но разве могу я подыскать слова для ответа человеку, которого знаю слишком плохо, чтобы судить о нём и его положении на лестнице? Что я могу ответить ему, даже не зная своего места на этой лестнице? Почему как только я хочу сказать нечто важное, у меня заканчиваются слова? Я советую другим жить, стремясь к исполнению своих желаний, заслуживать уважение процессом достижения результата, а не самим результатом, при том, что сама не могу понять своего желания? Своей мечты? Своего смысла существования? Почему?..

Мой жизни так нужно солнце. Солнце, сияющее где-то вдалеке и согревающее своими тёплыми лучами. Не холодная тьма, именно солнце. Думала ли я когда-нибудь, что оно потребуется мне? Я ведь всегда стремилась к чему-то тёмному, холодному, неприветливому. Но живительное тепло необходимо любой живой душе, как я могла раньше отрицать это? Хотя, раньше я всё отрицала, и в этом состояла стабильность моей жизни. Теперь же я не знаю, что и как мне делать, я словно переродилась и никак не могу вернутся в колею. И найти новую тоже не получается. Может быть, получится создать? Конечно же, получится. Более того, я должна. Но я рискую совершить множество ошибок. Кем меня будут считать после всего этого? неужели нет пути полегче? Неужели нет пути полегче?..

Конечно же, его никогда не было. Не будет и теперь. Своим существованием Гордыня обязана этому сложному пути, идя по которому, она совершила множество ошибок и поклялась их исправить. Смогу ли я получить такой же заряд жизненной энергии, снова выбрав сложный путь?.. Я совершенно не знаю. Что я могу сейчас? Только верить. Верить в силу своего прошлого, верить в будущие, верить в настаящее. Не думаю, что этого будет достаточно, но скажите мне, кому удалось сделать шаг вперёд подготовленным? Так же, как и умереть. Хотя, какая разница.

00:46 

В детстве мы обе верили в чудо

amberDespair
В детстве мы обе верили в чудо. Вместе находили убежище в своём выдуманном мире, полном драконов, русалок, вампиров и нарф. Вместе прятались в шкафу от бродящих по квартире монстров, вместе придумывали план побега от репетитора по английскому языку, вместе связывали простыни для спуска с четвёртого этажа, вместе силились выжить в пост апокалипсической обстановке, вместе ловили сбежавшего котёнка. Вместе планировали заиметь общее жильё и домашнего питомца. Я думала, всё и дальше будет именно так, что у нас действительно будет своя квартира и свой кот, которого моя мама продолжительное время отказывалась заводить. Но жизнь разделила нас. Не навсегда, всего на какой-то год и на какие-то тридцать километров. Но она слишком сильно изменилась.
Может, это и называется взрослением? Когда человек, выбираясь из трудного положения, перестаёт мнить себя героем и начинает жаловаться? Когда он перестаёт верить в чудо, в свою собственную мечту? Когда слово "когда" для него превращается в "если", а "если" в "если бы"?

make-believe

главная